Работа сотрудников радиоконтрразведки в годы Великой Отечественной войны

Работа сотрудников радиоконтрразведки в годы Великой Отечественной войны

Война в радиоэфире возникла, вероятнее всего, одновременно с изобретением радио, возможности радио в разведке и контрразведке были использованы выдающимся российским флотоводцем Степаном Осиповичем Макаровым. Русские моряки первыми в миреу помимо прослушивания эфира, применили в боевой обстановке радиопомехи.

В ряде случаев им удавалось определить местонахождение эскадр противника и прочесть отдельные депеши. В апреле 1904 г. японские специалисты признали, что российскому флоту удалось дезорганизовать управление стрельбой их кораблей по Порт-Артуру и его внутреннему рейду.

При этом если обычные войны имели начало и, как правило, конец, то для радиоэфира понятия мирного времени не существовало никогда в принципе. Эта борьба была, есть и ещё долго будет продолжаться.

Сотрудники радиоконтрразведки бережно хранят память о своих ветеранах - участниках Великой Отечественной войны. О некоторых из них мы сегодня хотим рассказать.

Радиоконтрразведывательная служба органов государственной безопасности Советского Союза возникла на базе сети контрольных радиостанций Наркомата связи СССР.

Решением правительства от 28 августа 1937 г. контрольные радиостанции Наркомата связи, в их числе и радиостанция г. Новосибирска, были переданы в подчинение Главному управлению государственной безопасности НКВД СССР С этого времени новосибирская контрольная станция становится штатным подразделением УНКВД СССР по Западно-Сибирскому краю.

В качестве приоритетной задачи дежурного радионаблюдения ставилось выявление шпионских радиостанций на территории Советского Союза путём фиксации и пеленгования всех неофициальных радиостанций.

22 июня 1941 года... Это был воскресный тёплый солнечный день. В 12.00 часов по московскому времени личный состав контрольной станции г. Новосибирска из выступления по радио министра иностранных дел СССР В. М. Молотова узнал о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз.

С этого времени начинается активная разработка немецких специальных радиосетей, в особенности агентурных. В период Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. с фашистской Германией для укрепления прифронтовых контрольных станций и отделений розыска с контрольной станции Новосибирской области был откомандирован ряд сотрудников, в том числе Кузьма Егорович Карпов и Иван Кузьмич Ремезов.

Кузьма Егорович Карпов родился 14 ноября 1915 г, уроженец с. Семиозёрка Ивановского района Амурской области, образование среднее. В 1934 г. он окончил учебный комбинат связи в г. Благовещенске по специальности радист.

Трудовую деятельность начал в этом же году радистом речного пароходства Дальстроя в г. Магадане, затем - старшим радистом Индигирского речного пароходства на Чукотке, в 1941 г. - старшим радистом Управления полярных станций Главсевморпути 8 г. Москве. На службу в органы безопасности Кузьма Егорович пришёл добровольцем, 2 сентября 1941 г. был назначен техником первой категории оперчасти радиостанции № 71 второго спецотдела УНКВД по Новосибирской области. Военную службу закончил 5 июля 1967 г. в звании майора в должности начальника радиоконтрразведывательной станции № 71 УКГБ при СМ СССР по Новосибирской области.

Кузьма Егорович был награждён медалями "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За трудовое отличие" и др., нагрудным знаком "Почётный полярник". В период с 1 февраля 1945 г. по декабрь 1945 г. был откомандирован в состав опергруппы УКР "Смерш" 1-го Белорусского фронта под командованием майора В. В. Арбенина. Группа осуществляла розыск шпионских радиостанций в районах городов Познань, Лодзь, Краков, Франкфурт-на-Одере.

Из воспоминаний ветерана службы, участника Великой Отечественной войны майора Кузьмы Егоровича Карпова: "В конце 1941 г, в период самого тяжёлого напряжения сил нашей страны в войне с Германией, радиоконтрразведывательной станции № 71 поступило важное задание по разработке немецкой разведывательной радиосети № 296. Об этой радиосети мы имели очень смутное представление, да и радиосеть к этому времени полностью изменила данные работы.

Всё нужно было разрабатывать вновь. Задание поручили выполнить М. В. Чурину, М. 3. Сенченко и мне. Опыта в разработке радиосетей мы не имели, знания иностранных радиосетей, которые также изменили к этому времени свои данные, - слабые.

Эфир был "забит" военными радиостанциями до предела. Всё нужно было изучать сначала. Каждый час от нас требовали результатов работы, но они отсутствовали. Только через пол месяца общими усилиями нашей группе удалось выявить и "связать" первого корреспондента с центром. В короткий срок радиосеть была полностью установлена, переговорные шифры раскрыты.

За это время перебрали и прослушали тысячи различных радиостанций. Особенно важным в данной радиосети был перехват шифртелеграмм. Все радиограммы, передаваемые центром и корреспондентами, представляли большую оперативную ценность, поэтому качественный их приём имел решающее значение, и какие-либо ошибки являлись недопустимыми.

Кузьма Егорович Карпов

Рис. 1. Кузьма Егорович Карпов.

Радисты радиосети имели хорошую подготовку, скорость передачи достигала 140-150 знаков. Радиосеть работала активно. В отдельные дежурства приходилось принимать по 2000-2500 групп.

Приём вёлся только на слух, так как звукозаписывающей аппаратуры в службе не было. Выявление за дежурство 12-15 корреспондентов с перехватом всех радиограмм было предельной для человека нагрузкой, но товарищи с заданием справились. Только настойчивость, упорство, бдительность и чувство ответственности за порученный участок работы, внимание к любым, даже незначительным мелочам в работе сети, дали возможность разработать радиосеть в короткий срок".

"Летом 1945 г. была выявлена работа агента-радиста, дислокация которого по пеленгам определилась на территории, занятой нашими войсками. Агент провёл короткую проверочную связь с центром. В данный район немедленно были выброшены розыскные группы. В одной из групп находился и я.

В один из дней, в шесть часов утра, в эфире появляется агент-радист. Снят качественный пеленг. Через две минуты машина с розыскниками идёт на предельной скорости в район засечки. Вот уже работу агента слышим на "ближний приём". Среди леса промелькнули двухэтажные дачные здания.

На одно из этих зданий показал пеленг, здание блокируется розыскниками. На чердаке обнаружена комната. На одной из стропил болтается оборванный кончик антенны. В комнате находятся мужчина средних лет и молоденькая девушка. Они имитируют семью и недовольны тем, что их потревожили. Зоркий глаз и опыт подсказали, что это конспиративная квартира.

При обыске обнаружены приёмник, шифры. Приёмник ещё тёплый. Передающая аппаратура не обнаружена. Где же она? На предварительном опросе здесь же агент сознался, что в эфир не выходил, а вёл лишь приём шифртелеграмм от центра.

Неужели агент так спрятал передающую аппаратуру, что мы её не можем найти? Или нами допущена какая-то неточность?

Быстро принимается решение: одновременно с тщательным обыском этой квартиры проверить и другие. В одной из них проживает семья: мужчина лет 27- 30, жена, двое детей. На лице мужчины заметно волнение. Осматриваем квартиру.

Перед одним окном стоит громадное дерево. На одной из веток этого дерева заметны сбитые листья. При дальнейшем обыске были найдены аппаратура агента и шифры. Улики налицо.

Хозяин квартиры оказался разыскиваемым агентом-радистом. Он-то и вёл двустороннюю связь, а первый агент занимался только приёмом шифртелеграмм "блиндом". Девушка оказалась связником".

Иван Кузьмич Ремезов родился 15 сентября 1922 г., уроженец с. Хорошее Карасукского района Новосибирской области, образование среднетехническое (в 1958 г. окончил Новосибирский техникум электросвязи). Военную службу начал 26 августа 1941 г. курсантом школы радиотелеграфистов в г. Хабаровске.

С 1941 г. по 1943 г. - радиотелеграфист 1-й Амурской танковой дивизии 15-й Армии, 172-й танковой бригады 35-й Армии Дальневосточного фронта, отдельной роты связи при штабе Дальневосточного фронта.

В период 1943-1944 гг. он прошёл подготовку на спецкурсах 3-го отдела ГУКР НКО "Смерш" в г. Москве. Закончил военную службу 1 декабря 1968 г. в звании капитана в должности старшего оперуполномоченного группы обработки и розыска радиоконтрразведывательной службы УКГБ СССР по Новосибирской области.

Иван Кузьмич был награждён медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За победу над Японией" и др. В период с мая 1944 г. и до конца войны с Германией выполнял боевые задачи в составе радиоконтрразведывательной группы 2-го отдела УКР НКО "Смерш" 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов по поиску вражеской агентуры.

С его помощью обезврежены несколько шпионов и диверсантов противника, переброшенных в расположения наших войск. Из воспоминаний ветерана службы, участника Великой Отечественной войны капитана Ивана Кузьмича Ремезова:

"В октябре 1944 г. я находился в составе оперативно-розыскной группы УКР "Смерш" при 2-м Прибалтийском фронте в качестве розыскника.

Группа состояла из четырёх розыскников, четырёх солдат охраны и автомашины. Было получено задание приступить к розыску агентурной радиостанции, которая начала работать в 100-150 км от линии фронта в тылу наших войск. Примерный район засечки - г.

Паневежис (Литовская ССР). Прибыв в район засечки, мы развернули пеленгатор ПКО-43 и сняли односторонний пеленг, который шёл севернее г. Паневежис. Отъехали по пеленгу километров сорок, учитывая слышимость радиостанции.

Сеансы связи были постоянные, и когда заработал агент, я обнаружил его и снял пеленг. Затем настроился на ручном пеленгаторе (Р-4) и снял визуальный пеленг.

Оставив одного солдата с рамочным пеленгатором и радиостанцией, с другим солдатом побежали по пеленгу на сближение с агентом. Пробежали 2 км, и радиостанция замолчала.

Последний пеленг шёл через группу домов, находившихся на окраине деревни. Здесь же я встретился с розыскником из оперативно-розыскной группы Минска, который тоже шёл по пеленгу на этого агента.

Иван Кузьмич Ремезов

Рис. 2. Иван Кузьмич Ремезов.

Отложив визуально наши пеленги, мы определили группу домов, из которых работал агент. Было решено скрытно подойти к этим домам. В одном из домов увидели подозрительного человека, которого хозяйка угощала чаем. Задержать его сразу не решились - могла быть засада.

Возвратившись обратно и чувствуя, что наши действия могли вызвать подозрение у агента, руководством было решено силами группы окружить дом и взять агента. Окружив этот и соседние дома, мы провели тщательный поиск, но никого и ничего подозрительного не обнаружили.

Впоследствии выяснилось, что агенты (их было двое) в порядке перестраховки ушли из дома и залегли в канаве, наблюдая за нашими действиями. В очередной сеанс (на следующий день) агент-радист провёл связь уже с другого места, находящегося в десяти километрах от нас.

После этого случая агенты почти ежедневно меняли место работы, двигаясь по хуторам и лесам вглубь территории СССР. Объединёнными усилиями оперативной группы Минска и нашей через две недели агенты были захвачены во время очередного сеанса, который они проводили на хуторе".

По материалам музея радиоконтрразведки федеральной службы безопасности России, г. Москва.

Р-05-19.

 
 
 
Оригинал здесь.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизоваться.